Сопротивление Советской власти В ЭСТОНИИ 1940-1991

20 августа 2021 года исполняется 30 лет со дня восстановления независимости Эстонии. До этого в течение более полувека Эстония была оккупирована. Большую часть этого периода – Советским Союзом, а во время Второй мировой войны на протяжении трех лет – Германией.

 

Эстония, также как и Литва с Латвией, была оккупирована Советским Союзом летом 1940 года. О включении стран Балтии в сферу влияния СССР народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп договорились 23 августа 1939 года, когда при заключении договора о ненападении между своими странами также подписали секретный дополнительный протокол о разделе сфер влияния в Восточной Европе. На это событие указали 50 лет спустя: 23 августа 1989 года народы Балтийских стран привлекли внимание международного сообщества, организовав «Балтийский путь» – живую цепь, протянувшуюся от Таллинна до Вильнюса, указав на несправедливость полувековой советской оккупации и десятки тысяч ее жертв. Сегодня 23 августа – общеевропейский день памяти.

 

Сопротивление советской власти началось в Эстонии сразу после установления оккупационного режима. Выдвижение альтернативных кандидатов на проведенных в июле 1940 года марионеточных парламентских выборах с заранее известными результатами было еще бескровным гражданским неповиновением, но когда летом 1941 года Вторая мировая война достигла Эстонии, началось и вооруженное сопротивление: мужчины и женщины, искавшие в лесах убежища от советского террора, особенно после депортации 14 июня 1941 года, организовались в отряды. Несмотря на нехватку оружия, лесным братьям удалось захватить власть во многих районах Южной Эстонии и поднять сине-черно-белые флаги до прибытия немецких войск. Летом 1941 года немецкая оккупационная власть не признала стремление эстонцев к восстановлению независимости. Не признала независимость и в сентябре 1944 года, когда носитель эстонской государственности Юри Улуотс, последний премьер-министр, принявший на себя полномочия президента, поручил своему заместителю Отто Тийфу сформировать правительство Эстонии. Кабинет министров был создан, но принять от него эстафетную палочку пришлось правительству Эстонии в изгнании, находившемуся в Швеции. Большинство западных государств оккупацию стран Балтии не признали. Поэтому в ряде стран продолжали работать дипломатические представительства Литвы, Латвии и Эстонии.

 

После возвращения Красной армии и советских органов власти осенью 1944 года вооруженное сопротивление лесных братьев продолжилось, местами вплоть до начала 1950-х годов. Советские органы безопасности арестовали тысячи людей. Кульминацией массового террора стала депортация в 1949 году более чем 20 000 человек, в основном женщин, детей и стариков. Силы лесных братьев таяли по мере того, как таяла надежда: рассчитывать на зарубежную помощь не имело смысла, депортация и уничтожение хуторских хозяйств пошатнули последние точки опоры.

 

Но сопротивление не прекратилось. В нескольких местах появились тайные общества школьников, которые бросали вызов советской власти. Они устраивали патриотические выступления, вывешивали запрещенные национальные флаги, предпринимали другие действия, чтобы продемонстрировать несогласие с оккупационной властью и желание восстановить независимость Эстонии. Многие заплатили за это долгими сроками заключения в лагерях ГУЛАГа. В 1960-х и 1970-х годах набирало обороты движение диссидентов. Однако в отличие от своих соратников, диссидентов России, боровшихся против режима как такового, в странах Балтии целью инакомыслящих было привлечение внимания к незаконности оккупации Эстонии, Латвии и Литвы и требование о восстановлении их независимости.

 

В конце 1970-х годов в советском обществе все сильнее стали проявляться признаки упадка. Для эстонцев все более серьезной проблемой становились казавшийся неостановимым приток иноязычных людей из других республик СССР и русификация – давление с целью перехода на делопроизводство на русском языке во многих сферах жизни. Полустихийные волнения школьников в Таллинне осенью 1980 года, жестоко подавленные правоохранительными органами, повлекли за собой выступление интеллигенции в форме публичного «Письма сорока», которое было разослано в крупнейшие газеты в Эстонии и Москве. Разумеется, письмо не опубликовали. Однако его текст распространялся как за границей, так и в Эстонии, где его тайно перепечатывали. Подписавших письмо в тюрьму не посадили, но многие из них практически лишились возможности продолжать работать по специальности.

 

Важную роль в привлечении международного внимания к борьбе за свободу народов Балтии сыграли общины за рубежом. Во время Второй мировой войны десятки тысяч людей бежали из стран Балтии на Запад, поначалу надеясь вскоре вернуться. Они информировали правительства, жителей принявших их стран и международные организации о ситуации на своей оккупированной родине и требовали продолжать политику непризнания оккупации. Они растили детей литовцами, латышами и эстонцами и сохраняли национальную культуру, образование и науку на родном языке, а также экономическую жизнь. После восстановления независимости они поддерживали свои страны на пути возвращения в западный мир и окончательного исхода из постсоветского пространства.

 

30 лет назад эта борьба увенчалась успехом. Мы восстановили нашу независимость. Но это был еще не конец – во имя сохранения независимости и свободы каждый из нас должен трудиться каждый день.

Летняя война

Летом 1940 года СССР оккупировал Эстонскую Республику. В 1941 году из Эстонии в СССР депортировали около 10 000 мужчин, женщин и детей. Большинство мужчин отправили в лагеря ГУЛАГа, а женщин и детей – на спецпоселение. Начавшаяся 22 июня 1941 года война между СССР и Германией вызвала стихийное сопротивление советской власти. На фоне советского террора немцев считали освободителями. Люди стали уходить в леса и создавать вооруженные группы, атаки которых в тылу Красной армии подрывали боевой дух советских частей. Разрушались мосты и линии связи, совершались нападения на мелкие военные соединения, но прежде всего на органы советской власти и ее представителей. В ряде волостей власть была взята до прихода немецких войск. Подразделениям вермахта оказывалась помощь в качестве проводников, разведчиков и переводчиков. Несколько тысяч мужчин участвовали в боевых действиях в рядах партизанских отрядов, а также рот и батальонов, сформированных при немецких дивизиях. Для Германии эта война была войной немцев на Восточном фронте. В 1941 году немцы не считали добровольцев из местного населения союзниками, и после продвижения линии фронта их отряды распускали. На основе групп лесных братьев в помощь полиции была образована организация ополчения «Омакайтсе» («Самооборона»), целью которой было поддержание порядка в Эстонии сначала как в тылу немецких войск, так и после передачи страны под гражданское оккупационное управление.

Forest Brothers from southern Pärnu County who arrived in Pärnu on 8 July 1941 with the German advance guard.
Forest Brothers from southern Pärnu County who arrived in Pärnu on 8 July 1941 with the German advance guard.

Лесные братья из Южного Пярнумаа, вступившие в Пярну 8 июля 1941 года вместе с немецким передовым отрядом. Часть лесных братьев – в форме «Кайтселийта» («Союза обороны»), ликвидированного после оккупации Эстонии летом 1940 года, у других – только нарукавная повязка «Кайтселийта».

Бойцы добровольческой роты лесных братьев капитана Карла Талпака, сражавшейся летом 1941 года в подчинении немецкой дивизии. Фотография сделана 28 августа 1941 года. В этот день немцы вошли в Таллинн.

kapten Karl Talpaku vabatahtliku metsavendade kompanii võitlejad
Talu ahervare Kautlas

Пепелище хутора в Каутла, сожженного истребительным батальоном НКВД 31 июля 1941 года. В июле и августе 1941 года в Каутла действовал один из крупнейших отрядов лесных братьев, собравшийся вокруг прибывшей из Финляндии эстонской разведгруппы «Эрна».

Это интересно

Летом 1941 года сотни солдат и офицеров 22-го Эстонского территориального корпуса Красной армии, а также пограничники с эстонско-латвийской границы дезертировали и присоединились к лесным братьям. 22-й территориальный корпус был сформирован из солдат и офицеров ликвидированной в 1940 году Эстонской армии и подчинен офицерам и политрукам Красной армии. Эстонских пограничников оставили охранять границу с Латвией даже после инкорпорации Эстонии и Латвии в состав СССР.
10 августа 1941 года последний премьер-министр Эстонской Республики Юри Улуотс от имени государства сообщил немецким оккупационным властям о готовности Эстонии бороться с большевизмом в качестве союзника Германии. Немцы оставили предложение без ответа.
Летом 1941 года подразделения лесных братьев насчитывали до 12 000 бойцов, из них около 4000 участвовали в боевых действиях. В Летней войне погибли и пропали без вести около 800 лесных братьев.

Правовая преемственность, политика непризнания

Эстонская Республика была восстановлена в 1991 году на основании принципа правопреемственности. Эстония – это то же государство, которое было создано 24 февраля 1918 года и оккупировано СССР летом 1940 года. Уже 23 июля 1940 года заместитель госсекретаря США Самнер Уэллес декларировал, что США не признают оккупацию и аннексию стран Балтии. После Второй мировой войны к политике непризнания советской оккупации присоединилось большинство демократических стран Запада.
Осенью 1991 года страны Запада признали восстановление независимости Эстонии и восстановили с ней дипломатические отношения. В период 1940–1991 годов носителями правовой преемственности Эстонии были ее представительства в США, Великобритании и еще в некоторых странах. Действовало правительство Эстонии в изгнании, обязанности главы государства исполнял премьер-министр. В октябре 1992 года Хейнрих Марк, последний премьер-министр, исполняющий обязанности президента, передал свои полномочия Леннарту Мери, избранному президентом на основании принятой летом 1992 года новой конституции.

Foto Jüri Uluots (vasakul) ja Otto Tief (paremal).

Юри Улуотс (слева) и Отто Тийф (справа).
Вечером 18 сентября 1944 года Юри Улуотс поручил Отто Тийфу сформировать правительство: «Немцы отступают из Эстонии. Время действовать! Соберите членов правительства и приступайте к работе.»

Издание Riigi Teataja («Государственный вестник») № 1, 1944: Исполняющий обязанности президента премьер-министр Юри Улуотс назначает правительство Эстонской Республики.

Правительство Эстонии в изгнании в 1953 году после своего назначения исполняющим обязанности президента премьер-министром Аугустом Рейем. В первом ряду слева направо: Йоханнес Сиккар, Аугуст Рей, Александер Варма. Во втором ряду слева направо: Михкель Труусёэт, Тынис Кинт, Хейнрих Марк.

Members of the Estonian government-in-exile in 1953
Lennart Meri, President of the Republic of Estonia 1992–2001

Леннарт Мери, президент Эстонской Республики в 1992–2001 годах, выступает на открытии памятника жертвам советской оккупации на кладбище Ийзаку (1993).

Heinrich Mark giving a speech in the Riigikogu (parliament) in Tallinn, 1992.

Хейнрих Марк выступает в Рийгикогу в Таллинне (1992).

Это интересно

Протестуя против вторжения Советской армии в Афганистан, 28 стран бойкотировали Олимпиаду 1980 года в Москве, а еще 16 стран в знак протеста выступали не под национальными флагами, а под олимпийским.
В Таллинне проводилась парусная регата московской Олимпиады. Так Олимпийские игры, несущие идеалы мира и дружбы, достигли оккупированной территории. Это означало, что страна, отправившая своих спортсменов в Эстонию, косвенно признавала ее законной частью СССР. Поэтому ряд участников Олимпиады бойкотировал регату в Таллинне. Например, Испания выступала в Москве под национальным флагом, а в Таллинне – под олимпийским.

Лесные братья

Лесными братьями называли людей, оказывавших вооруженное сопротивление оккупации. Мужчины и женщины, скрывавшиеся в бункерах, построенных в лесах и болотах, или на разбросанных хуторах, нападали на представителей советской власти, офицеров госбезопасности и членов «партийного и советского актива». Помимо борцов за свободу, после Второй мировой войны тысячи людей скрывались от советской власти, опасаясь репрессий, но в вооруженном сопротивлении участия не принимали. Общее количество лесных братьев и скрывающихся людей в разное время доходило до 15 000 человек.
Самой крупной организацией лесных братьев был Союз вооруженной борьбы (1946–1949). Вооруженные столкновения между лесными братьями и советскими органами госбезопасности продолжались вплоть до середины 1950 годов. Мелкие стычки случались и позднее. Некоторые люди скрывались на протяжении десятков лет. Последним лесным братом был погибший при задержании Аугуст Саббе в 1978 году.

Forest Brother Jaan Roos in front of the door to Põrgupõhja bunker.

Лесной брат Яан Рооз у двери бункера Пыргупыхья. Пыргупыхья был штабом всеэстонской организации сопротивления Союз вооруженной борьбы до ликвидации бункера в ходе облавы 31 декабря 1947 года. Солдаты органов госбезопасности расстреляли Яана Рооза у двери бункера.

Могила лесного брата Эдуарда Хольма, погибшего 21 октября 1948 года в бою около бункера в лесу Тапику в Йыгевамаа. Органы госбезопасности не забрали тело, и позднее соратники предали его земле. У могилы стоит супруга Эльфриде Хольм.

The grave of Eduard Holm, a Forest Brother who died in the Tapiku forest bunker battle in Jõgeva County on 21 October 1948.
Forest prothers on discipline and regular shooting practice.

Отряд Юло Эльтерманна славился дисциплиной и тем, что там регулярно упражнялись в стрельбе.

Лесным братьям нужны были еда и боеприпасы. Поддержки одних хуторян было недостаточно. Лесные братья грабили советские учреждения, магазины и пр. На фото: отряд легендарного лесного брата Яана Роотси из Вырумаа считает деньги после налета. Яан Роотси и почти все его соратники были убиты в ходе облавы 6 июня 1952 года.

A Forest Brother fishing, 1950s.

Лесной брат на рыбалке (1950-е годы).

Photographs of the killed Forest Brothers

После каждой облавы руководившие операцией офицеры органов госбезопасности составляли отчет, иногда прикладывая фотографии убитых лесных братьев. Фотографии использовали на допросах для давления на других арестованных лесных братьев и тех, кто их поддерживал, а также для опознания убитых.

Это интересно

Арестованных лесных братьев обычно приговаривали к 10 или 25 годам лагерей. После смерти Сталина в 1953 году и сокращения сроков заключения часть лесных братьев освободили, и они вернулись на родину. Однако домой отпустили не всех. Арестованный в 1957 году Харальд Кивилоо (р. 1928) отсидел весь назначенный ему тюремный срок – 25 лет. После освобождения в 1982 году ему не разрешили жить в Эстонии, поэтому он проживал в Латвии.
41 год скрывался лесной брат Пауль Ретс (р. 1904). Он умер в 1987 году в деревне Лебавере на хуторе укрывавшей его Минны Кивикинк.

«Буржуазный национализм»

После нового завоевания Эстонии в 1944 году начался многолетний процесс советизации, сопровождавшийся активным и пассивным сопротивлением. «Буржуазный национализм» – советский идеологический термин, который объединял национальность и классовую принадлежность. «Буржуазным национализмом» считалась также активная деятельность в период Эстонской Республики и в годы немецкой оккупации – ее увязывали с сопротивлением советизации. Преследовались хуторяне, не вступавшие в колхоз, те, кто ходил в церковь, праздновал дома Рождество, не участвовал в советских выборах, где на каждый мандат выдвигался единственный предварительно одобренный компартией кандидат, и те, кто в творчестве или частных беседах критиковали советские ценности. Хотя на уровне коммунистической фразеологии «буржуазный национализм» осуждался вплоть до распада СССР, после смерти Сталина за него уже не наказывали сроком в лагере. Но неприятности он приносил по-прежнему.

Alfred Karindi (1901–1969), Riho Päts (1899–1977), and Tuudur Vettik (1898–1982)

Альфред Каринди (1901–1969), Рихо Пятс (1899–1977) и Туудур Веттик (1898–1982) – эстонские композиторы, руководители певческого праздника в 1947 году. Всех троих арестовали по обвинению в «буржуазном национализме и низкопоклонстве перед Западом»; Веттику и Пятсу инкриминировали также сочинение в 1941 году «Песни лесных братьев», изданной при немецкой оккупации. Композиторов отправили в лагерь, а освободили после смерти Сталина.

Brochure: Communists’ Struggle against Bourgeois-Nationalist Parties in Estonia, 1953.

Брошюра «Борьба коммунистов против буржуазно-националистических партий в Эстонии» (1953).

Poster: “Vote, everyone! The land of the collective farm will flourish!” Undated.

Плакат «Все на выборы! Расцветай, земля колхозная!» (без даты).

Relocation of a house to the collective farm centre at the Molotov Kolkhoz in Valga County, 1951.

Перемещение дома в центр колхоза в коллективном хозяйстве имени Молотова в Валгамаа (1951).

Christening in Rapla Church, 1947.

Крещение в церкви Рапла (1947).

Christmas at the Vilde family home, 1951.

Рождество в доме семьи Вильде (1951).

Это интересно

В марте 1950 года прошел VIII пленум Центрального комитета Коммунистической партии (большевиков) Эстонии (ЦК КП(б)Э); поводом для его созыва было решение ЦК Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). В этом решении руководители КП(б)Э обвинялись в потакании буржуазному национализму, неверной кадровой политике и бесхозяйственности. Решением пленума были сняты с должностей четыре из восьми членов Бюро Центрального комитета – высшего органа КП(б)Э. В их числе был и первый секретарь ЦК КП(б)Э Николай Каротамм. После пленума в буржуазном национализме обвинили многих эстонских коммунистов, ученых, интеллектуалов и деятелей культуры. В основном их увольняли с работы, но некоторых арестовали и приговорили к лагерным срокам.

Подпольные молодежные организации

Советская власть запретила все молодежные организации; единственными разрешенными организациями были комсомол и его «младший брат» – пионерская организация. Но эстонская молодежь создала ряд подпольных организаций с целью сохранения эстонского самосознания и проведения антисоветской деятельности. У организаций были названия и уставы, их члены приносили присягу. Они распространяли антисоветские листовки, срывали и портили символику СССР, вывешивали в общественных местах запрещенный флаг Эстонии, распространяли запрещенную литературу, собирали оружие и помогали лесным братьям. Тайных молодежных групп насчитывались сотни, большинство из них так и не были раскрыты. Позже Союз учащихся – борцов за свободу Эстонии выявил минимум 82 действовавшие в 1945–1954 годах антисоветские молодежные группы, против членов которых возбуждались уголовные дела; около 700 человек были арестованы. Подпольные молодежные организации продолжали действовать и после смерти Сталина.

Weapons and ammunition confiscated from Juhan Kuusk’s apartment.

Изъятые в квартире Юхана Кууска оружие и боеприпасы. Юхан Кууск входил в антисоветскую молодежную группу. Он передал взрывчатку членам той же группы Агеэде Паавел и Айли Юргенсон, которые 8 мая 1946 года взорвали памятник солдатам Красной Армии на Тынисмяги в Таллинне. Юхана Кууска (р. 1932) арестовывали в 1946 и 1947 годах, оба раза он бежал. Всесоюзный розыск Кууска был прекращен в 1973 году. По некоторым данным, его застрелили в Архангельской области при второй попытке побега.

Members of the youth organisation SMV (Blue-Black-White) Ahto Liik and Päivu Kull

Члены молодежной организации SMV (Sini-must-valge, «Сине-черно-белый») Ахто Лийк (р. 1932) и Пяйву Кулл (р. 1931) в 1955 году в Тайшетском лагере. Они отбывали срок в 1950–1956 годах.

Энн Тарто (1938–2021) в мордовском лагере в 1958 году, где он отбывал срок в 1956–1960 и 1962–1967 годах.

Enn Tarto (b. 1938) in the Mordovian prison camp in 1958
The membership card of Valdur Raudvassar (b. 1939) in the youth organisation Kolme Lõvi Ühing (Three Lions Association), 1950s.

Членский билет Вальдура Раудвассара (р. 1939), состоявшего в молодежной организации Kolme Lõvi Ühing («Общество трех львов», 1950-е годы). В 1961 году Раудвассара приговорили к шести годам лагеря. Он отбывал наказание в Мордовской АССР.

Vaba Sõltumatu Noortekolonn (Free Independent Youth Column) No. 1 pennant, 1988.

Вымпел Свободной независимой молодежной колонны № 1 (1988). Организация была создана в 1987 году в Выру. Ее члены приводили в порядок захоронения павших в Освободительной войне, что вызывало раздражение властей, выступали против службы юношей Эстонии в Советской армии и т.д. В 1988 году КГБ вынудил одного из основателей и руководителей организации Айна Саара эмигрировать. Граждане СССР не могли покидать «рай для трудящихся» по своему желанию – это было запрещено. К эмиграции принуждали в основном тех людей, чья деятельность уже привлекла внимание на Западе – для КГБ это было простейшим решением проблемы.

Значок молодежной организации SMV. Принадлежал Тынису-Энделю Йыгиаасу (р. 1931), арестованному в 1950 году. Йыгиааса освободили из Норильского лагеря в 1956 году.

Badge of the youth organisation SMV (Blue-Black-White).

Это интересно

Союз эстонских националистов отличался от других молодежных организаций тем, что был создан во второй половине 1950-х молодыми эстонцами, отбывавшими наказание в мордовских лагерях. В 1962 году руководивших союзом Тайво Уйбо, Энна Тарто и Эрика Удама вновь арестовали и отправили в лагерь. В 1983 году Энн Тарто был арестован за антисоветскую деятельность в третий раз и отправлен в лагерь в Пермскую область, откуда он освободился в 1988 году.

Диссидентство

Под диссидентами, или инакомыслящими, в СССР понимались члены движений, защищавших права человека и гражданские свободы. Диссиденты публично требовали соблюдения законов СССР и международных соглашений и тем самым делали сопротивление коммунистической власти достоянием гласности. Инакомыслящих арестовывали, помещали в специальные психиатрические больницы и всячески преследовали: им не позволяли работать по специальности (или вообще работать), их снимали с очереди на жилье и т.д. Одной из форм диссидентства было самостоятельное печатание и распространение запрещенной литературы антисоветских высказываний (самиздат). Издавались подпольные журналы, составлялись открытые письма и обращения. Диссиденты собирали доказательства нарушений прав человека и преступлений против человечности в СССР и передавали их на Запад, там эти материалы обнародовались в радиопрограммах на языках народов Восточной Европы, которые можно было слушать за «железным занавесом», или в западных СМИ и в виде печатных изданий. Это был один из каналов получения адекватной информации о происходившем в СССР.

Underground publication Additions to the Free Spread of Thoughts and News in Estonia, 1981.
Underground publication Additions to the Free Spread of Thoughts and News in Estonia, 1981.
Grave in Vologda of Jüri Kukk

Подпольное издание «Дополнения к свободному распространению мыслей и новостей в Эстонии» (1981). На фото: Юри Кукк в Париже и его могила в Вологде. Рукопись журнала переправили в Швецию и там издали.

Пикет за освобождение диссидентов Энна Тарто и Марта Никлуса, арестованных за антисоветскую деятельность (1988).

Demonstration for the release of dissidents Enn Tarto and Mart Niklus, arrested for anti-Soviet activities, 1988.
Mart Niklus (left) at the reburial of fellow fighter and fellow prisoner Jüri Kukk in Kursi Cemetery, 1989.

Март Никлус (слева) на перезахоронении останков соратника по борьбе и сокамерника Юри Кукка на кладбище Курси (1989). Никлуса и Кукка арестовали в 1980 году за антисоветскую деятельность. Среди прочего они требовали вывести советские войска из Афганистана. В лагере они вместе начали голодовку, Юри Кукк умер в больнице Вологодской тюрьмы в 1981 году. Никлуса освободили в 1988 году. До этого, в 1958–1966 годах, он отбывал срок в Мордовской АССР за антисоветскую деятельность.

Диссиденты Март Никлус и Андрей Сахаров (1970-е или 1980-е годы).

Dissidents Mart Niklus and Andrei Sakharov, 1970s or 1980s.

Это интересно

В СССР действовала жесткая предварительная цензура. Каждая пишущая машинка была на учете, имелись образцы их оттисков, чтобы при необходимости определить, на какой машинке был напечатан текст. Вот почему Март Лаар, ставший в 1992 году премьер-министром Эстонской Республики, в 1980-х годах тайно привез свою пишущую машинку из Польши. На ней печатались подпольные материалы, в том числе первая корреспонденция Лаара для «Дополнений». Эта печатная машинка хранится в музее Vabamu.

Открытые письма

Одной из форм диссидентского сопротивления были открытые письма, наибольшую международную известность получил «Балтийский призыв» (1979). Это было совместное обращение диссидентов Литвы, Латвии и Эстонии к генсеку ООН Курту Вальдхайму и правительствам СССР, ФРГ, ГДР, США и Великобритании. В письме требовалось аннулировать секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа от 1939 года и восстановить независимость стран Балтии. «Балтийский призыв» подписали 45 диссидентов, из эстонцев – Март Никлус, Энн Тарто, Эрик Удам и Эндель Ратас. Все они стали жертвами преследований; наказали также всех, кто был связан с документом или его распространением. В СССР копии письма передавались из рук в руки. Его тайно переправили на Запад, и оно дошло до президента США Рональда Рейгана. Реакцией на «Балтийский призыв» стала резолюция Европарламента от 13 января 1983 года – первое заявление международной организации в поддержку стран Балтии.

В Президиум Верховного совета и правительство СССР о нарушениях прав человека писали прежде всего диссиденты. Но иногда инициативы исходили и из кругов, не связанных с диссидентским движением.

28 октября 1980 года 40 эстонских интеллектуалов подписались под обращением, известным как «Письмо сорока», в котором требовали поддержать сохранение эстонского языка и культуры и положить конец русификации. Письмо было отправлено в редакции газет «Правда», Rahva hääl и «Советская Эстония». КГБ пытался надавить на подписавших (т.н. «профилактика»), чтобы они отозвали подписи, но большинство этого не сделало. Марью Лауристин (р. 1940), министр социальных дел Эстонии (1992–1994) и профессор Тартуского университета, одна из подписавших письмо: ««Письмо сорока» стало знаковым еще и потому, что это был, в общем-то, первый случай в советской системе, когда эстонцы смогли массово выразить свое мнение. Это можно сравнить даже с эффектом социальной сети, потому что письмо распространялось среди друзей и знакомых, и подсчитать, сколько его копий разошлось по Эстонии, было невозможно.»

The Letter of 40 was first published in the Swedish newspaper Estniska Dagbladet on 10 December 1980.

Впервые «Письмо сорока» напечатали в выходящей в Швеции газете Eesti Päevaleht 10 декабря 1980 года. В СССР оно нигде не было опубликовано или хотя бы упомянуто, однако текст передавался из рук в руки и разошелся широко.

A photograph of a typewritten Letter of 40, showing the black traces of carbon paper.

Сделанная под копирку машинописная копия «Письма сорока», на которой видны следы копировальной бумаги.

Андрес Таранд, премьер-министр Эстонии (1994–1995), один из подписантов «Письма сорока». Он же отправил его по почте в 8.15 утра 4 ноября 1980 года. В 1980 году Андрес Таранд занимал должность научного директора Таллиннского ботанического сада, письмо печатали в его кабинете. Ботанический сад располагался на бывшем хуторе президента Константина Пятса, а кабинет – в помещении кухни хутора.

Andres Tarand, Eesti Vabariigi peaminister 1994–1995, üks 40 kirja allakirjutajaist.
Kirjanik Jaan Kaplinski, kes visandas 40 kirja esimese versiooni. 1989.

Писатель Яан Каплинский, написавший первую версию «Письма сорока» (1989).

Это интересно

Главный редактор журнала Akadeemia Тоомас Кихо (р. 1963), в те годы – школьник, вспоминает: «Я получил копию известного письма от одноклассника Тоомаса Тылдсеппа, конечно, под большим секретом. Дрожащими руками я перепечатал его на домашней пишущей машинке через копирку в нескольких экземплярах. Потом, соблюдая осторожность, выбросил копирку в большой мусорный ящик около дома – чтобы скрыть следы своего антисоветского поступка. От сердца отлегло, когда увидел, как мусоровоз скоро увез контейнер…»

Пассивное сопротивление после смерти Сталина

Наряду с активными и пассивными формами сопротивления существовали и другие формы противостояния, которые нельзя назвать собственно сопротивлением. Они заключались в общем отрицательном или безразличном отношении к режиму, что наряду с экономическим упадком в СССР подрывало авторитет советской власти. Под пассивным сопротивлением понимается «приверженность буржуазным пережиткам», например, соблюдение церковных обрядов, или анекдоты про оккупационную власть, или обман цензора в прессе и произведениях, когда в тексты, внешне вроде бы лояльные к власти, вкладывается скрытый смысл и т.д. «Низкопоклонство перед вырождающейся культурой Запада» означало проникающую из-за границы в СССР «материальную культуру»: джинсы, длинные волосы у мужчин, движение хиппи, а позже и панков и т.д. В Таллинне и Северной Эстонии можно было смотреть финское ТВ, для чего на окна и крыши устанавливали самодельные антенны, а в телевизоры – т.н. «финские блоки», потому что система передачи сигнала в СССР отличалась от финской. Партийные органы осуждали просмотр финского ТВ, но годы шли, и на это все чаще смотрели сквозь пальцы.

Панк как субкультура бросала вызов общественым нормам, власти и массовой культуре, поэтому главной мишенью критики эстонского панк-движения был советский строй. Бунт молодежи проявлялся в вызывающей одежде, шокирующем поведении, создании музыкальных групп и самовыражении на концертах, сочинении стихов и провокационных надписях в общественных местах. На фото: известные эстонские панки Виллу Тамме, Урмас Тундерберг, Иво «Монах» Ууккиви, Пеэтер Зеппинг, Анти „Anti Pathique“ Ныммсалу (1982). На куртке Виллу Тамме написано: «Все – дерьмо.»

Историк Индрек Паавле (1970–2015) с семьей в 1988 году на выпускном в Таллиннской 36-й средней школе. Индрек держит принадлежавший прадеду сине-черно-белый флаг – принести его на выпускной акт было единогласным решением класса. Увидев флаг, преданная власти директор школы пришла в ужас, несмотря на то, что уже той же весной национальные цвета были видны повсюду, но дело было сделано. Прадед купил флаг в конце 1930 годов, и его уже брали с собой на многие патриотические мероприятия. Семья прятала его от советских властей в бельевом ящике, сегодня он находится в доме семьи Паавле на почетном месте.

Ajaloolane Indrek Paavle (1970–2015) perega 1988. aastal Tallinna 36. keskkooli lõpetamisel.

Одной из форм пассивного сопротивления было хранение запрещенной символики Эстонской Республики, что влекло за собой неприятности, если не более серьезные последствия. На фото: спрятанный в органе церкви Олевисте сине-черно-белый флаг, обнаруженный там в 2004 году. Флаг был завернут в газеты «Советская Эстония» от 14.04.1946 и Rahva Hääl от 11.08.1962.

Журналист Юку-Калле Райд (р. 1974) в 1989 году в возрасте 14 лет. Так как в школьную программу входила военная подготовка и милитаризм дышал в затылок, для молодежи делом чести было над этим глумиться и высмеивать все советское. В числе прочего представляли себя героем Советского Союза и рисовали себе на фотографиях советские ордена. На фото Юку-Калле нарисованы ордена со словом «война» и написано: «пистолет на шее». Длинные волосы у юношей были одним из проявлений пассивного сопротивления – «советской молодежи» так выглядеть не полагалось, и в школах это осуждали.

Это интересно

В 1978 году Линнар Приймяги (р. 1954) и Антс Юске (1956–2016) написали эссе «Тартуская осень». Эссе передавалось из рук в руки, его прочитали в эстоноязычной программе радио «Свободная Европа», а в 1982 году оно вышло в журнале зарубежных эстонцев Mana. Эссе описывает отношения и мировоззрение послевоенных поколений: «В административном плане мы выполняем тот максимум, который требуется, чтобы только оставаться на плаву, и так минимально, как можем, чтобы быть свободными. /…/ Рядом с нами появляется другая молодежь. У нас нет денег, у них есть. /…/ В отличие от нашего идеала их идеал очевиден. Молодежь 60-х несла на себе печать духа, мы – равнодушия, а они носят джинсы. Молодежь 60-х ходила на дискуссии, мы ходим просто так, а они ходят на барахолки и дискотеки». У обоих авторов были неприятности с властями, Юске вынудили «добровольно» оставить аспирантуру Тартуского университета.

ПННЭ, Эстонская группа за обнародование пакта Молотова-Риббентропа

20 августа 1988 года была создана Партия национальной независимости Эстонии (ПННЭ) (Eesti Rahvusliku Sõltumatuse Partei, ERSP), первое некоммунистическое политобъединение в ЭССР. Предтеча ПННЭ – Эстонская группа за обнародование пакта Молотова-Риббентропа (Molotov-Ribbentropi Pakti Avalikustamise Eesti Grupp, MRP-AEG). 23 августа 1987 года на митинге в парке Хирве в Таллинне она призвала обнародовать секретный дополнительный протокол к пакту Молотова-Риббентропа. При учреждении ПННЭ в Пилиствере в ее правление были выбраны бывшие политзаключенные Мати Кийренд, Лагле Парек, Эрик Удам, Эве Пярнасте и Велло Салум. Целью партии было восстановление независимости оккупированной и аннексированной Эстонии. 24 февраля 1989 года ПННЭ, Общество охраны памятников старины и Христианский союз Эстонии создали движение комитетов граждан Эстонии, кульминацией которого стали выборы в Конгресс Эстонии в феврале 1990 года. Юри Адамс, один из руководителей ПННЭ, стал одним из авторов проекта конституции ЭР. В 1992 году на первых выборах в Рийгикогу ПННЭ получила 10 мандатов и вошла в коалицию.

The Hirvepark rally. 23 August 1987.

На митинге в парке Хирве собралось около 5000 человек (23.08.1987).

The Hirvepark rally. 23 August 1987.

Люди на митинге в парке Хирве с лозунгом «Чтим память жертв сталинизма и фашизма» (23.08.1987).

Participants in the funeral service of Erik Udam (1938–1990)

Участники панихиды по Эрику Удаму (1938–1990), зампредседателя ПННЭ, с национальными флагами около церкви Каарли (11.02.1990).

Правление ПННЭ, в центре – председатель Лагле Парек (1990).

Пикет под флагом ПННЭ против деятельности КГБ в Эстонии (1990). Справа – Лагле Парек, председатель ПННЭ, в 1992–1993 годах глава МВД Эстонии.

Это интересно

Член ПННЭ Кристина Мяртин (р. 1973) во время написания конституции была замсекретаря в бюро ПННЭ: «Моя задача была опорожнять пепельницы, варить кофе-чай, резать штрицель. Как-то, готовя очередной чай, я положила чайный пакетик на край блюдца, налила в чашку горячей воды и отнесла ее члену Конституционной ассамблеи Вардо Румессену (1942–2015). Вардо был так погружен в работу, что даже не взглянул на чашку, просто протянул руку, взял чашку и стал пить. Я окаменела от ужаса, но сказать что-то побоялась. И не надо было – Вардо преспокойно пил кипяток. Над конституцией работали без продыху!»

Поющая революция

Спонтанные ночные певческие праздники, начавшиеся в 1988 году во время Дней Старого города в Таллинне, вылились в массовые молодежные мероприятия и дали поэтическое название массовым национальным выступлениям в 1988–1991 годах.

В 1988 году был образован Народный фронт Эстонии, добивавшийся демократизации общества, широкой автономии в составе СССР, а с 1989 года – государственной независимости. На организованный Народным фронтом 11 сентября 1988 года концерт «Песнь Эстонии» собралось около 300 000 человек. Вместе с Балтийским советом и Народными фронтами Латвии и Литвы (Tautas Fronte и Sąjūdis) Народный фронт Эстонии в августе 1989 года, в 50-ю годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа, организовал Балтийский путь, протянувшийся более чем на 600 км через три страны Балтии, от Таллинна до Вильнюса. В цепи стояли около двух миллионов человек, демонстрировавших свое стремление к свободе. Международное внимание к Балтийскому пути сыграло важную роль в процессе, приведшему к тому, что на Съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года пакт Молотова-Риббентропа и секретный протокол к нему были признаны юридически несостоятельными.

Popular Front leaders Rein Veidemann and Edgar Savisaar, and council member Siim Kallas at the Estonian Song concert, 1988.

Члены правления Народного фронта Рейн Вейдеманн и Эдгар Сависаар и член совета Сийм Каллас на концерте «Песнь Эстонии» (1988).

Kunstnik Heinz Valk Eestimaa Laulu kontserdil 11. septembril 1988

11 сентября 1988 года на концерте «Песнь Эстонии» художник Хейнц Валк сформулировал в своей речи один из лозунгов эпохи поющей революции: «Однажды мы все равно победим!»

На Певческом поле во время организованного Народным фронтом праздника «Песнь Эстонии» (1988).

Начало Балтийского пути у Длинного Германа. В начале цепи стояли сотрудники Института языка и литературы и Института истории Академии наук. На фото: лингвист Мадис Норвик с флагом в руках.

Balti keti algus Pika Hermanni jalamil.
Participants in the Baltic Way, 1989.

Участники Балтийского пути (1989).

Participants in the Baltic Way, 1989.

Участники Балтийского пути. Плакат рисует Яан Лехтару, член отряда Синеярве студенческой стройдружины, справа, с плакатом в руках, – его соратник Неэме Рейметс (1989).

Participants in the Baltic Way, 1989.

Участники Балтийского пути (1989).

Это интересно

Март Тармак (р. 1955) – один из авторов идеи Балтийского пути. Идею объединить людей в цепь ему подсказали прошедшие летом 1988 года толоки. Тогда тысячи добровольцев по призыву Народного фронта за один день выкопали траншею для электрокабеля строящейся Национальной библиотеки, в то время как госучреждения и подрядчики не могли сделать это месяцами. Поначалу предполагалось, что живая цепь протянется от Таллинна до Нарвы. Параллельно мысль о коллективном общественном протесте родилась и в Литве, где возникла идея составить из живой цепи буквы M, R, P. Каждый из трех народов должен был составить одну букву.

Провозглашение независимости 20 августа 1991 года

В 1990 году Верховный совет ЭССР признал власть СССР в Эстонии незаконной с начала ее установления и объявил о восстановлении Эстонской Республики. В мае название «ЭССР» было заменено на «Эстонская Республика». Но руководство СССР по-прежнему считало Эстонию, Латвию и Литву союзными республиками в подчинении Москвы. В январе 1991 года советский спецназ попытался захватить подконтрольные национальным силам медиацентры в Вильнюсе и Риге, в результате чего погибли десятки человек. В Эстонии кровопролития удалось избежать. Прибывший в Таллинн 13 января председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин вместе с главами Эстонии, Латвии и Литвы подписал совместное заявление о признании государственного суверенитета друг друга. В августе 1991 года проимперски настроенные коммунисты сделали сильную попытку восстановить единоличную власть компартии и заглушить процесс обретения независимости союзными республиками. 18 августа Михаила Горбачева отстранили от власти и объявили чрезвычайное положение. Спустя два дня, 20 августа 1991 года, Верховный совет Эстонии принял постановление о независимости страны, которым восстанавливалась образованная в 1918 году и оккупированная СССР в 1940 году Эстонская Республика. К 21 августа путч провалился. СССР распался и в декабре 1991 года прекратил свое существование.

Referendum on national independence and sovereignty of the Republic of Estonia, polling station in Õismäe, 3 March 1991.

Референдум о независимости и суверенитете Эстонской Республики,
избирательный участок в Ыйсмяэ (03.03.1991).

Meeting between the delegations of the Supreme Council of the Republic of Estonia and the Soviet Union on the issue of Estonian independence.

Встреча делегации Верховного совета Эстонской Республики с делегацией СССР по вопросу независимости Эстонии. Слева – Марью Лауристин, депутат Верховного Совета Эстонии (15.04.1991).

Session of the Supreme Council of the Republic of Estonia on 20 August 1991.

Сессия Верховного совета Эстонской Республики (20.08.1991).

Soviet soldiers on their way to Tallinn, 1991.

Советские солдаты на пути в Таллинн (1991).

После атаки Советской армии в Вильнюсе для защиты замка Тоомпеа были построены баррикады (1991).

Это интересно

Предприниматель Тийт Пруули (р. 1965): «В августе 1991 года я работал в МИДе пресс-секретарем Леннарта Мери. МИД располагался в правом крыле замка Тоомпеа.
Утром в первый день путча я мчался из Ласнамяэ на работу на новой красной «Ладе» моей мамы. Припарковал машину перед замком. Через час меня нашел комендант: «Убери свою красивую машину, а то от нее мало что останется.» На Тоомпеа привезли огромные каменные блоки для баррикад. В наших коридорах появились люди с автоматами.
В обед я отвез один из двух министерских мобильных телефонов в Ласнамяэ – мы сообщили нашим друзьям за границей, что если другие каналы перестанут работать, используйте для связи этот номер. Та квартира на Ляэнемере теэ стала бы последним офисом МИДа».

Сопротивление в изгнании - Зарубежные представительства

Когда СССР оккупировал Эстонскую Республику, эстонские дипломаты за границей решили продолжить работу, хотя СССР пригрозил при поимке в течении 24 часов расстрелять всех балтийских дипломатов, которые отказались вернуться на родину. Деятельность дипломатов способствовала тому, что страны Запада не признали оккупацию и аннексию стран Балтии. Политика непризнания продолжалась с 1940 по 1991 год. Жестче всего ей следовали США, Ватикан и Ирландия, не признавшие аннексию Советским Союзом Эстонии, Латвии и Литве ни де-юре, ни де-факто. Единственным зарубежным представительством Эстонии работавшим в течение всего периода оккупации оставалось генконсульство в Нью-Йорке. Исполнявший обязанности посла генконсул Эрнст Яаксон (1905–1998) стал символом правопреемственности Эстонской Республики. Генконсульство в Нью-Йорке было частичкой Эстонии, где развевался сине-черно-белый флаг, действовали законы Эстонии и где выдали около двадцати тысяч эстонских паспортов, т.н. «паспортов Яаксона», которые многие страны признавали как проездные документы.

Endise poliitvangi Heiki Ahoneni „Jaaksoni pass“. 1988.

«Паспорт Яаксона», принадлежавший бывшему политзаключенному Хейки Ахонену (1988).

Page from a notepad with a message from the acting ambassador Ernst Jaakson

Лист из блокнота с запиской Эрнста Яаксона, которая была отправлена адресату вместе с паспортом Эстонской Республики («паспортом Яаксона»), выданным в консульстве в Нью-Йорке (1989).

Эрнст Яаксон (1971).

Это интересно

В фойе МИДа Эстонии на стене висит мемориальная доска. На ней имена 231 сотрудника МИДа Эстонской Республики, которые в период советской или немецкой оккупации были убиты, арестованы, депортированы или покончили с собой, чтобы избежать репрессий, или вынуждены были жить в изгнании.

Сопротивление в изгнании - Демонстрации и меморандумы

Эстонцы, бежавшие от оккупационной власти за границу, сыграли важную роль в сохранении эстонского самосознания и информировании мира о происходящем в Эстонии. Крупные эстонские общины появились в Швеции, США, Канаде, Великобритании и Австралии. Помимо работы правительства в изгнании, зарубежных представительств и распространения диссидентских материалов зарубежные эстонцы писали открытые письма иностранным правительствам, правозащитным организациям – прежде всего в ООН, – и проводили демонстрации с требованиями независимости Эстонии. Важнейшим событием для зарубежных эстонцев были дни ESTO, проводившиеся каждые четыре года. Впервые дни ESTO прошли в 1972 году в Торонто. В течении недели проходило много культурных мероприятий и встреч эстонских организаций со всего мира. Дни ESTO выполняли и политическую роль, сообщая миру об оккупации Эстонии, но прежде всего они проводились для общения эстонцев. Традиция дней ESTO продолжилась и после восстановления независимости Эстонии.

Дни ESTO в Торонто (1972).

ESTO in Stockholm, 1980. Parade for freedom.

Дни ESTO в Стокгольме (1980). Марш свободы.

Board of the Estonian Centre for the Assistance of Imprisoned Freedom Fighters, 1988.

Правление Эстонского центра помощи заключенным борцам за свободу (1988). Организация была создана в 1978 году в Стокгольме, возглавлял ее Антс Киппар (в первом ряду второй слева). Изначально центр в первую очередь оказывал помощь семьям заключенных диссидентов. Центр составлял списки диссидентов, содержавшихся в лагерях и психиатрических больницах, и информировал западные организации о ситуации в Эстонии.

Opening of the Estonian War of Independence exhibition at the Stockholm Concert Hall, 24 February 1980.

Открытие выставки об Эстонской освободительной войне в Концертном зале Стокгольма (24.02.1980).

Estonians demonstrating in front of the Soviet Embassy in Stockholm on 23 August 1988.

Демонстрация эстонцев перед посольством СССР в Стокгольме (23.08.1988).

Это интересно

Бежавший в 1944 году с родителями в Швецию писатель и ученый-медик Энн Ныу (р. 1933) вспоминает: «Мы с Хельгой [жена Хельга Ныу, р. 1934, писательница] 14 июня 1964 года участвовали в мероприятии Июньского комитета в Народном доме Уппсалы. Выступали Биргер Нерман, Бо Сеттерлинд и др. Организатором был Арво Хорм. Мы пришли туда в белых студенческих фуражках в составе шествия. У дверей ждали местные коммунисты, раздававшие свои просоветские листовки. Июньский комитет был организован в знак несогласия с визитом Никиты Хрущева в Швецию. В Стокгольме возле королевского дворца в знак протеста выпустили живого поросенка, который должен был символизировать Хрущева. Шведской полиции понадобилось время, чтобы его поймать.»

Сопротивление в изгнании - Радиостанции

СССР препятствовал движению неподконтрольной ему информации в страну и из страны всеми доступными способами. Оккупационной власти сильно досаждали зарубежные радиостанции, особенно «Голос Америки», «Свободная Европа» и «Радио Свобода». «Голос Америки» действует с 1942 года, это официально финансируемое США радио, вещающее на зарубежные страны. «Свободная Европа» и «Радио Свобода» были созданы во время холодной войны при финансовой поддержке Конгресса США. Целевой аудиторией «Свободной Европы» были соцстраны Восточной Европы, а «Радио Свобода» – СССР. Обе станции доносили информацию из свободного мира до жителей стран, в которых свободы слова не было. С 1951 года «Голос Америки» регулярно выпускал программы и на эстонском языке. Две другие радиостанции начали эстоноязычное вещание в 1975 году, после их объединения. Западные радиостанции слушали, несмотря на глушилки и запрет, – они были чуть ли не единственным источником неподцензурной информации.

Лесные братья из Ряпина Альберт Кирилинг (р. 1910) и Освальд Пиндмаа (р. 1925) слушают «Голос Америки» в задней комнате на хуторе Оотси (без даты). Мужчины прятались в бункере на хуторе. После смерти Сталина они легализовались и работали автоводителями.

Kaja Kärner’s painting Listening to Voice of America, 1959.

Картина Кая Кярнер «Слушая „Голос Америки“» (1959).

Тоомас Хендрик Ильвес, президент Эстонии (2006–2016), был директором эстонского отдела радио «Свободная Европа» (1990).

Jaan Kitzberg (1904–1988), the head of Voice of America’s Estonian-language programs.

Яан Кицберг (1904–1988), руководитель эстоноязычных программ «Голоса Америки».

Это интересно

В 1953 году СССР потратил 70 млн долларов на разработку технологии глушения западных радиостанций и еще 17 млн долларов на ее обслуживание. В то же время совокупный бюджет США на поддержку деятельности антисоветских радиостанций составлял всего 22 млн долларов. Количество глушилок радиоволн в СССР и Восточной Европе оценивается в 2500–3000 станций. Радиопередачи слушали, несмотря на создаваемые глушилками свист и треск.
23 августа 1987 года в парке Хирве прошел митинг, осудивший преступления сталинизма и фашизма. Местные власти сам митинг разрешили, но распространять информацию о нем запретили. Информацию о предстоящем митинге распространили зарубежные радиостанции – и в парк пришли тысячи людей.

СОЗДАТЕЛИ ВЫСТАВКИ:

Эстонский институт исторической памяти, 2021

Куратор: Эли Пильве

Составители: Эли Пильве, Пеэтер Каазик, Тоомас Хийо, Мартин Андреллер

Редактор: Тоомас Хийо

Перевод: Эльмар Гамс, Марью Мешин, Refiner OÜ

Корректоры: Эльмар Гамс, Росс Сеймур 

Дизайнер: Анни Ваккум

Фотографии:

Эстонский исторический музей

Эстонский Национальный Музей

Тартуский художественный музей

Тартуский городской музей

Музей оккупаций и свободы Vabamu

Национальный архив Эстонии

Союз эстонцев Швеции

Тоомас Кихо

Март Мери

Энн Ныу

Силья Паавле

Вернер Пухм

Юку-Калле Райд

Арно Саар